Памяти Александра Мельникова: 14 лет назад вышла его «аграрная энциклопедия»

Имя Александра Мельникова хорошо знакомо всем, кто имеет отношение к фермерскому движению. Уже 8 лет, как его не стало, но память о нем жива. В том числе благодаря книге, которую он написал, и которая стала настольной для целого поколения аграриев. «Шаги по земле: записки крестьянина» — так она называлась.

В газете «Аргументы и факты» о Мельникове вспоминают его друзья и соратники. Публикуем тест с сокращениями, полностью можно прочитать в № 35  от 19.08.2020 «АиФ» (региональное приложение).

На базе, построенной Александром Георгиевичем Мельниковым в самом начале 90-х, непривычно тихо. А когда он был жив, здесь всё кипело: проходили семинары, встречи, обучались студенты. Класс с партами до сих пор как будто ждёт их…

Он называл себя не иначе, как крестьянин — крестьянский сын. А книжку его сейчас, между прочим, ищут на форумах редких изданий. На заметку специалистам аграрной отрасли — она была и остаётся не просто записками крестьянина, а самым настоящим полноценным справочником по аграрной науке, созданным человеком, который думал об урожаях, заботясь о земле-кормилице.

Всё, что он делал, было направлено на получение максимального урожая на довольно бедной михайловской земле. Дожди здесь редкие гости, а горячие ветра и палящее солнце — частые. Он хотел сделать так, чтобы земля, отзывчивая на заботу, стала ещё плодороднее. И ему это удавалось — Мельников получал урожаи, которые и сейчас для многих недостижимы. Искал, пробовал, экспериментировал.

— Чего мы только не выращивали на этих 250 га земли — наверное, всё, кроме конопли, — с улыбкой вспоминает руководитель хозяйства «Семена Мельникова» (кстати, идея именно так назвать хозяйство уже после смерти Александра Георгиевича принадлежит Антонине Сергеевне Евдокимовой) Олег Пахомов. Он работал бок о бок с Александром Георгиевичем с первого дня создания хозяйства. Именно ему, как главному инженеру, ставил Александр Георгиевич задачи, кажущиеся порой неразрешимыми и непосильными. А надо иметь в виду, что времена-то были в стране сложные — не такие, когда купить можно всё, что угодно. О многих технических новинках тогда даже не слыхивали. Но, покумекав день-другой-третий, Олег Витальевич выдавал нужный результат, не всегда удостоившись даже похвалы.

—Работать с Александром Георгиевичем было одно удовольствие, — говорит Пахомов. — Хоть и требователен он был — к себе в первую очередь. Мне кажется, у него не было ни одной минуты, чтобы он не думал именно о земле, о растениях, о природе. Он знал, как можно улучшить плодородие почвы, повысить урожаи, и хотел научить этому других. И ему это удавалось. Он общался с огромным количеством людей как из нашей страны, так и из-за рубежа, и его на всех хватало, он всех заражал своим жизнелюбием и трепетным отношением к земле.

Его на самом деле знали далеко за пределами области и даже страны. Сын хлебороба, он всю свою жизнь работал на родной земле, за которую воевал его отец в годы Великой Отечественной войны.

В год 60-летия Александра Георгиевича состоялось выездное заседание Учёного совета Всероссийского НИИ орошаемого земледелия, которое было посвящено не только его юбилею, но и 40-летию его научно-производственной деятельности. На тот момент он уже был заслуженным работником сельского хозяйства РФ, кандидатом сельскохозяйственных наук, четырежды удостоенным медалей ВДНХ, кавалером ордена Трудового Красного Знамени (который получил ещё в советские времена), ордена Почёта, медали «За трудовую доблесть», членом Общественной палаты Волгоградской области… Регалии можно перечислять долго, но Александр Георгиевич ими не кичился.

Крестьянское хозяйство Мельников организовал весной 1990 года одним из первых не только в районе, но и в области — тогда ещё и в стране их было немного.

— Сначала занимались картофелем, это была его первая любовь, — рассказывает Олег Витальевич. — И до сих пор все, кто слышат фамилию Мельникова, сразу вспоминают семена картофеля, которые мы выращивали и продавали. На своих приусадебных участках люди, которые покупали наши семена, сажали одно ведро и получали с него 30. Промышленным способом получали до 350 тонн с одного гектара.

Второй страстью Мельникова была кукуруза. Он первым начал применять в наших широтах кулисное земледелие. Шесть рядов сеяли, а два оставляли под кулису. На крайних початок был реально крупнее. И получалось, что с меньшим количеством семян, по полупару, урожай был такой же, а то и больше. До 120 центнеров с гектара получали. О таком способе посева сейчас, по-моему, все забыли, а тогда он этому учил, показывал, рассказывал. Он же не просто семена выращивал, он к ним всю агротехнологию выдавал!

Последней страстью Мельникова стала соя. Сейчас даже представить себе сложно, что у нас в области многие хозяйства выращивали сою — уж очень она хороша как предшественница для зерновых! И Александр Георгиевич её активно продвигал, нашёл такой сорт, который можно было выращивать в нашей климатической зоне. Надо отдать должное, его на тот момент поддерживала как власть, так и научное сообщество. Всем им тогда было небезразлично, как будет чувствовать себя почва через год, два, десять лет.

— Он не боялся брать на себя ответственность, — говорит известный михайловский фермер Пётр Локтионов. Он считает Мельникова чуть ли не своим крёстным отцом, потому что именно благодаря ему они с братом Фёдором Григорьевичем Локтионовым занялись в 90-е сельским хозяйством. Он во всём помогал и поддерживал их.

— Мельников был из тех, про кого говорят: человек на своём месте, — рассуждает Пётр Григорьевич. — Он нас собирал, учил, рассказывал, показывал. Он всегда говорил, что единственное, о чём надо помнить, так о том, что земля — живая. И относиться к ней надо как к живой, потому что она и обидеться может. Сорт озимой пшеницы «зерноградка-11» — моя любовь от него, по его рекомендациям работаю, низкий ему поклон за это. До сих пор не могу ничего лучше найти, сколько сортов ни перепробовал. При этом он никогда не навязывал своего видения. Всегда говорил, что надо на месте смотреть, для кого и что лучше. Он щедро делился знаниями. И всегда был прав!

Был у меня такой случай — до сих пор стыдно, но — наука на всю жизнь. Он мне говорил: не сей рано подсолнечник, я тебе плохого не посоветую. Я не послушал — упёртый был. Одно поле посеял пораньше. И подсолнечник у меня как пошел расти — я нарадоваться не могу. Зову Мельникова, говорю: смотри, а ты мне говорил «не сей!». Он посмотрел: да, говорит, интересно, но падалица вырастет. Какая падалица, вон какой подсолнечник! И тут приходит время подсолнечнику цвести, а корзинка — никакая, с кулачок. Я к нему. С тех пор я всегда помню его науку: чем выше температура, тем больше рядов закладывает подсолнечник. Вот с тех пор мы не сеем подсолнечник раньше 14 мая. Ещё он мечтал получать влагу, конденсируя её из воздуха, создавая некую «шубку» сверху. Вот сейчас мы, по сути, это уже научились делать.

Хочется верить, что не за горами и тот момент, когда начнут сбываться не только эти мечты фермера Мельникова, но и те, в которых он надеялся видеть в каждом фермере заботливого сына своей земли-кормилицы.

Светлана ЕРШОВА

Оставить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован.